ЛОККАРТ ВОСПОМИНАНИЯ ОФИЦЕРА БРИТАНСКОЙ РАЗВЕДКИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Воспоминания офицера британской разведки Автор: Немного ошеломленный, но полный любопытства, я приступил к осмотру окружающей обстановки. По приезде на Брестский вокзал меня встретил Монтгомери Гров, мой новый шеф. С наступлением декабря тон противоправительственных резолюций стал смелее. Определяя относительную силу европейских держав, он проанализировал все мельчайшие детали. Я прожил шесть месяцев в полнейшей оторванности от моих соотечественников. В этот период жизнь моя была раздвоена:

Добавил: Dugor
Размер: 11.40 Mb
Скачали: 67137
Формат: ZIP архив

Примечания книги

В ней черным по белому стояло: Это чрезмерное пристрастие к спорту имело печальные последствия для моих занятий. Это было не только увлечение. Когда мои братья выступали от Мальборса, я взял его посмотреть матч в регби между Веллингтоном и Мальборсом.

Подкрепившись для храбрости хересом и горькой, я свел знакомство с двумя зрелыми, но весьма бойкими землячками мадам Помпадур. Но им предстояло еще одно приключение до выезда с русской территории. Я опишу его подробнее, потому что он дает занятную картину довоенной Москвы, картину, которая больше не повторится.

Даже в те дни, когда в умах большинства революция была еще далека, царь внушал больше жалости и симпатии, чем восторга. По приезде на Брестский вокзал меня встретил Монтгомери Гров, мой новый шеф.

Роберт Локкарт. Агония Российской Империи. Воспоминания офицера британской разведки

Братья моей матери были хорошо известными шотландскими атлетами, таким образом, свою первую тренировку в футболе я получил, когда мне было четыре года, под руководством различных шотландских игроков, выступавших на международных состязаниях. В качестве заведующего департаментом он не имел себе равных, и от него я научился многому, что пошло мне на пользу в будущем.

  ТАРМАШЕВ АРЕАЛ ГОСУДАРСТВО В ГОСУДАРСТВЕ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Я поэтому надел толстое шерстяное белье. Затем приятным глубоким голосом высказал мне свое мнение:. Единственная обстановка состояла из двух письменных столов, библиотечного шкафа, сейфа, карты России и трех стульев.

Первое помогло мне во взаимоотношениях с иностранцами в течение моей последующей жизни.

Затруднение у меня вызвал лист с вопросами по политической экономии. Без надежды на искупление. Лорд Эмтхилл, лорд Дерби и лорд Уэрдел были представителями от пэров, генерал сэр Джемс Уолф Мэррей от армии, лорд Чарльз Бересфорд от флота и четыре епископа представляли церковь.

Глаза сэра Джорджа выразили наивное удивление. В качестве переводчика прикомандирован был к ней неподражаемый и незаменимый Морис Бэринг.

Последнее помогло мне занять правильную развкдки уважать нравы и обычае иностранцев — прим. Приезд сэра Джорджа Бьюкенена, как я вижу теперь, был поворотным пунктом моей официальной карьеры. От него я перенял прекрасное французское произношение и познакомился с мировоззрением уэльских возрожденцев. В других отношениях воспитание мое проходило нормально. Я занимал английских гостей и прислушивался к их суждениям.

В первую ночь свою в Москве, хотя я был сам себе хозяин, я принял похвальное решение что делаю, увы, тщетно, при всякой перемене обстановки и, правда, с естественной неохотой отправился спать в 11 часов. Затем я стащил сырой кусок мяса и положил его в люльку, чтобы его мускулы скорей развивались и кости окрепли.

Роберт Брюс Локкарт — Агония Российской Империи. Воспоминания офицера британской разведки

Он был прилежным работником и, поскольку мы превратили наши обеды в своего рода гастрономическое соревнование в воспоинания русского языка биртанской первый спотыкался на каком-нибудь слове в меню, тот платил за обедэти обеды не наносили ущерба нашим русским занятиям. В году мой дядя, один из пионеров резиновой промышленности в Малайских штатах, приехал с Востока домой и воспламенил мое воображение баснословными рассказами о богатстве, которое можно с легкостью приобрести в этой фантастической и волшебной стране.

  АСЯ ОБОЛЕНСКАЯ ВСЕ КНИГИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Один говоривший по-английски русский сжалился над моим одиночеством, и я еще выпил и закусил. Балтийский флот в — гг.

Это, скорее, расовая спесь, чем патриотизм. Особенно моя бабушка продолжала смотреть на меня как на козла отпущения, который не имел британвкой права на все хорошее в жизни. Пришлось пересечь ручей по дрожащему бамбуковому мостику, что даже днем являлось для белого человека рискованным предприятием.

Он следовал принципу не разводить китайских церемоний и в случае восроминания делал неприятности как посольству, так и министерству.

Они остановили свою машину около городового и стояли посреди улицы. Даже до сих я не могу подумать без ощущения тоски, причиняющей почти физическую боль, об этих безоблачных восточных небосклонах, бесконечных пространствах золотого песка, обрамленного прохладными пальмами и величественными дюнами.